vandemier: (Default)
Борис Гройс, "Коммунистический постскриптум":

"Это определение было унаследовано сталинской конституцией от более ранних союзных документов. Но его сохранение может быть истолковано только как ответ на критику, направленную против сталинского тезиса о возможности построения социализма в одной стране – прежде всего со стороны Троцкого. Страна, провозгласившая своей целью построение социализма, представала как содружество народов, как объединение стран, – скорее, как союз социалистических государств, противостоящий союзу капиталистическому, нежели как отдельное, целостное, изолированное государство. Эта концепция последовательно воплощалась в повседневной жизни Советского Союза. Каждая республика имела свое руководство, свой верховный совет, свою администрацию, свой язык. Проводились официальные визиты государственных и партийных функционеров из одной республики в другую, а также встречи писателей, культурные фестивали, обмен специалистами и т. д. Внутренняя жизнь страны была оформлена как интернациональная сцена. Но особое значение имела проставленная в паспорте каждого советского гражданина графа «национальность». Ее функция являлась загадкой для иностранцев, для которых национальность тождественна гражданству. Однако эта графа играла важную роль для каждого жителя Советского Союза, причем на всех уровнях его жизни. Национальность в данном случае означала принадлежность к тому или иному народу, этническое происхождение. Человек мог выбрать ее лишь в том случае, если его отец и мать были разных национальностей. В остальных случаях он наследовал национальность родителей. В каждодневной практике – в особенности при приеме на работу – ему постоянно задавали вопрос о его национальности, а часто и о национальности родителей. Советский интернационализм был отнюдь не идентичен стирающему этнические различия универсализму. Как раз наоборот, определение Советского Союза как социалистического, интернационалистического содружества государств не позволяло каждому его гражданину забывать о его этническом происхождении. Только коммунистическая партия, воплощающая собой диалектический разум, могла решать, где заканчивается национализм и начинается интернационализм – и наоборот.

Read more... )
vandemier: (Default)
«Пока человек оперирует в условиях капиталистической экономики, он, по большому счету, остается немым, поскольку его судьба с ним не говорит. А поскольку человек не слышит обращенного к нему лично голоса судьбы, он в свою очередь не может ей ничего ответить. Экономические процессы имеют анонимный и невербальный характер. С ними не поспоришь, их нельзя переубедить, переговорить, склонить словами на свою сторону – можно лишь приспособиться к ним, приведя в соответствие с ними свое поведение. Экономический провал невозможно опровергнуть никакой аргументацией, а экономический успех не требует дополнительного дискурсивного обоснования. При капитализме окончательное оправдание или осуждение человеческих действий носит не вербальный, а экономический характер и выражается не в словах, а в цифрах. В итоге язык оказывается не у дел.
...
В условиях же капитализма любая критика и любой протест бессмысленны в принципе. При капитализме язык функционирует всего лишь как товар, что с самого начала делает его немым. Дискурс критики или протеста считается успешным, если он хорошо продается, – и неудачным, если он продается плохо. Таким образом, он ничем не отличается от любых других товаров, которые не говорят – или только и делают, что говорят, оставаясь лишь саморекламой.
...
Только критика коммунизма задевает общество, на которое она направлена. Следовательно, необходимо сначала изменить общество, вербализировать его, дабы затем могла осуществляться его осмысленная и эффективная критика. Перефразировав известный тезис Маркса, согласно которому философия должна не объяснять, а переделывать мир, можно сказать так: чтобы критиковать общество, нужно сначала сделать его коммунистическим. Этим объясняется инстинктивное предпочтение, отдаваемое коммунизму носителями критического сознания, ведь только коммунизм осуществляет тотальную вербализацию человеческой судьбы, открывающую пространство для тотальной критики.»
vandemier: (Default)
Восточная Европа представляет собой уникальное место - мне неизвестен ни один другой регион на планете, в такой степени подвергшийся экономической экспансии капитализма сопредельных стран.
Возьмем для примера страховой рынок. В Эстонии остались две страховые компании с местным капиталом, в Латвии – две, в Литве – ни одной (речь о рисковом страховании). В Чехии даже не знаю, есть ли еще местные компании, наверное, что-то еще сохранилось. Но все крупнейшие компании, доминирующие на рынке – с иностранным капиталом. Аналогичная ситуация и в Словакии. В Румынии доля иностранного капитала на рынке – свыше 80%.
В Польше, правда, есть еще местный гигант PZU – лидер рынка. Сумели отстоять свой рынок и кое-где на Балканах, в основном в Словении, где также доминируют местные «акулы», которые также экспансируют в соседние балканские страны.
А вот в Западной Европе, как ни странно, ситуация совсем иная. Нет там ни такой рыночной концентрации, как в Чехии, ни такого доминирования больших международных страховых групп типа VIG, Allianz и т.д. К примеру, в Германии компании под контролем иностранного капитала имеют всего 20% рынка, а рыночная доля 15 крупнейших компаний - 74%. В небольшой Финляндии ситуация схожая – нет и в помине доминирования иностранных компаний (вообще не уверен, что они там занимают сколько-нибудь значительную долю рынка).
Бродель всегда различал капитализм и рыночную экономику, при этом всегда избегал давать точные определения первого. Этот пример не вполне корректно, если судить строго, но все же неплохо иллюстрирует его мысль (как я ее понимаю, конечно).
vandemier: (Default)
Удивительно меткую оценку "иудушкой Троцким" сущности колониального капитализма раскопали в zampolit-ru
Исходник здесь. За ссылку спасибо skurlatov.
"Русский капитализм во втором издании отнюдь не был бы простым продолжением и развитием до-революционного, или, точнее, до-военного капитализма: не только потому, что между ними длительный перерыв, заполненный войной и революцией, но и потому, что мировой капитализм, хозяин русского, претерпел за этот период глубочайшие обвалы и перевороты. Финансовый капитал стал несравненно могущественнее, а мир - неизмеримо теснее. Русский капитализм мог бы быть теперь только кабально-колониальным капитализмом азиатского образца. Русская торговая, промышленная и банковская буржуазия, поскольку она спасла свои движимые капиталы, целиком вошла за эти годы в систему иностранного капитализма. Реставрация буржуазной России означала бы для "настоящих", "серьезных" реставраторов не что иное, как возможность колониальной эксплуатации России извне. В Китае иностранный капитал орудует через компрадоров, т.-е. китайскую агентуру, нагревающую руки на грабеже собственного народа мировым империализмом. Реставрация капитализма в России создала бы химически-чистую культуру русского компрадорства, с "политически-правовыми" предпосылками деникински-чанкайшистского образца. Все это было бы, конечно, и с богом и со славянской вязью, т.-е. со всем тем, что нужно душегубам для "души"."

Profile

vandemier: (Default)
Семен Адский

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Custom Text


Flag Counter

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 01:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios